«Аргументы и факты»
обложка

№ 19 (1176) от 7 мая 2003 г. 

Содержание выпуска
Благотворительность
Программа «АиФ. Доброе Сердце»
(dobroe.aif.ru)
АиФоризм
Газета желтеет, если в ней работают дальтоники.
Д. Речкалов, Новгород
Анекдот дня
Телефонный справочник Москвы
Новейшая история •

Егоров и Кантария были не первыми



Все знают, что Знамя Победы над Рейхстагом устанавливали Егоров и Кантария. Слышал, что с ними был и капитан Самсонов, которого после войны репрессировали, а его имя вычеркнули из истории. Так ли это?
Д. Т х е л и д з е, Тбилиси

— В ПИСЬМЕ читателя, — рассказал «АиФ» руководитель Центра военной истории России Института российской истории РАН, доктор исторических наук Георгий КУМАНЕВ, — причудливо переплелись правда и вымысел. Константин Самсонов (в те дни — старший лейтенант) имел прямое отношение к штурму Рейхстага, но лично знамя не водружал. Никаким репрессиям он не подвергался, прожил жизнь в почете и славе. Из истории вычеркнули совсем другого человека…

Флаг, которого не было

БЕРЛИНСКАЯ операция началась 16 апреля 1945 года, а через две недели советские войска были уже в центре города. Утром 30 апреля наших отделяла от Рейхстага лишь широкая площадь. Но немцы затопили берлинское метро, так что на площади образовался большой котлован, наполненный водой. Артиллерийской поддержки у штурмующих тогда не было, если не считать трех танков. Два из них немцам удалось подбить, а третий утонул в котловане. После нескольких кровавых и безуспешных атак штурм было решено отложить до наступления темноты. И тут случилось непредвиденное…

Дело в том, что Рейхстаг штурмовали части двух советских стрелковых дивизий — два батальона из 150-й и один (им командовал тот самый Самсонов) из 171-й. Каждый комдив, естественно, хотел быть первым. В 14.25 командир 150-й сд генерал-майор Василий Шатилов неожиданно доложил своему непосредственному начальству, что знамя уже вьется над Рейхстагом. Из корпуса победная реляция ушла командующему фронтом Жукову, от него — Сталину. Кое-кто выпил на радостях шампанского, и тут выяснилось, что знамени-то над Рейхстагом нет! Что делать? Нельзя же доложить Верховному: «Извините, товарищ Сталин, ошибочка вышла…» Шатилов занервничал, стал требовать, чтобы его люди любой ценой водрузили на здании флаг или хотя бы флажок. Тем не менее штурмующим к вечеру удалось подойти к Рейхстагу только на 150 метров.

Великолепная пятерка

ПЕРВОЕ красное знамя появилось над Рейхстагом 30 апреля в 22.40. Подняли его не Егоров и Кантария из 150-й сд и не их «соперники» из 171-й. Пока комдивы разбирались, есть над Рейхстагом красное знамя, а если нет, то почему, их опередили.

В боевых порядках дивизии Шатилова находилась компактная — всего 5 человек — штурмовая группа капитана Владимира Макова из 136-й Режецкой Краснознаменной бригады армейской пушечной артиллерии: сам капитан, старшие сержанты Алексей Бобров, Гази Загитов, Александр Лисименко и сержант Михаил Минин. В ходе боя им удалось просочиться на крышу Рейхстага. По пути они выломали длинную трубу и носовыми платками привязали к ней обыкновенное красное полотнище. Загитов при этом был ранен.

Куда водружать? На фронтоне увидели конную женскую статую. В ее корону знамя и установили. «Воткнули в голову какой-то немецкой б…» — лаконично доложил по рации капитан.

Бой за Рейхстаг продолжался. Михаил Егоров и Мелитон Кантария из 150-й сд, которые шли во втором эшелоне атакующих, появились на крыше только в третьем часу ночи. Знамя они установили на статуе кайзера Вильгельма II, а чуть позже перенесли на купол Рейхстага. Оно и стало Знаменем Победы, хранящимся ныне в Музее Вооруженных сил. А красное полотнище, которое первым появилось в небе над поверженным Берлином, до наших дней, увы, не дошло.

Первые и вторые

ПОТОМ была победа и раздача наград. Всю пятерку Макова представили к званию Героя Советского Союза, но дали им только по ордену Красного Знамени. Кстати, Егорову и Кантарии Золотые Звезды были вручены только в 1946 году, когда именно их было решено назначить первыми. К их чести надо признать, что сами они в «первачи» никогда не рвались.

После войны судьба почти всех «маковцев» сложилась вполне благополучно. Звезд с неба они не хватали, но Минин, например, дослужился до полковничьих погон, а Загитов стал председателем сельсовета в родном селе в Башкирии. Не повезло только Боброву. Вернувшись в Ленинград в свою комнатенку в сыром подвале, он стал хлопотать об улучшении квартирных условий. Пришел к какому-то чиновнику в жилуправление. Что произошло между ними, неизвестно, только Бобров запустил в голову бюрократу чернильницей. Ему дали 6 лет, и пока он сидел, из истории его вычеркнули.

От редакции. Ныне из всей пятерки здравствует только Михаил Петрович Минин. Живет он в Пскове, разводит пчел на собственной пасеке. Свою Золотую Звезду он все-таки получил, правда, не вполне легитимную. В 1997 году вся пятерка Макова получила звание Героя Советского Союза от Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР. Возглавлявшая этот непонятный орган Сажи Умалатова вряд ли имела право подписывать наградные документы, да и Советского Союза на тот момент уже не существовало. Но у кого язык повернется сказать, что эти люди не были героями?


Сергей ОСИПОВ
Фото Виктора ТЕМИНА
123




К содержанию выпуска


Популярные материалы
Новотека
Новости партнеров