«Аргументы и факты»
обложка

№ 46 (1099) от 14 ноября 2001 г. 

Содержание выпуска
Благотворительность
Программа «АиФ. Доброе Сердце»
(dobroe.aif.ru)
АиФоризм
Народ любит «духовную пищу» погорячее.
Д. Ковригин, Владивосток
Анекдот дня
Телефонный справочник Москвы
Общество • Интим

Что такое эскорт-услуги

фото Владимира Сварцевича

ЗАПАДНАЯ киноиндустрия не раз доводила до сведения обычных граждан, что это за птица такая — эскорт-услуги. Приличные девушки, влекомые жаждой наживы, всегда оказывались втянутыми в секс-оргии и криминал. Вот и я, влекомая, тоже позвонила в «V.I.P. эскорт-агентство Ночь». «Интим не  предлагать!» — с легкой истерикой предупредила я. На том конце провода даже обиделись. После сверки моих антропологических параметров с идеалами «Ночи» меня пригласили на собеседование. В 20.30. Агентство явно работало во вторую смену.

«Гнездо разврата»

…ЗАНИМАЛО пол-этажа в полусгнившей пятиэтажке, в самом центре. Внутри царил евроремонт и почти стерильная чистота. «Я на собеседование», — уточнила я. Приятная женщина-секретарь метнулась в сторону внутренней двери со словами: «Это должен Виталий Юрьевич, директор, взглянуть».

Виталий Юрьевич, низкорослый мужчина со взглядом отца родного и располагающей лысиной, цепко осмотрел меня с ног до головы. Мне подумалось, что в отставку он вышел в звании подполковника ФСБ. Если, конечно, уже вышел.

Взявшись рукой за плечо, он повертел меня взад-вперед и резюмировал:

— Фактура подходящая. Улыбнись. Сколько лет?

— 29, — честно ответила я, скалясь, — что, старовата?

Секретарша с Виталием Юрьевичем обменялись странными взглядами. Они как будто не знали, как именно со мной надо разговаривать. Затем директор сделал новую странную вещь: усадил меня на стул, сел напротив и направил мне прямо в глаза секретарскую лампу.

— Не, ничего, — прокомментировала секретарша, — нормальная кожа, только запущенная. Зубы, конечно, отбеливать надо, но прикус идеальный.

Виталий Юрьевич опустил лампу:

— Здесь, между прочим, работают женщины и 40, и 45 лет. У нашего агентства самый широкий профиль. Мы не поставляем малолетних проституток. У нас свой круг клиентов, своя ниша. Вот ты что умеешь?

— Я? — В голове все смешалось. — Ну, компьютером владею, английским. Машину вожу. Коммуникабельная, — вспомнилось мне что-то из советов женских журналов.

— Не торопись. Анелия Ивановна, помогите, пожалуйста. Это — наш психолог, — представил он мне женщину.

Оп-па! А я думала, секретарша.

Через полчаса Анелия выяснила все о моем семейном положении, о том, сколько я могу выпить без потери ясности сознания, испытываю ли неловкость в окружении большого количества народа, как предпочитаю одеваться, где я училась и работаю (пришлось соврать), что читаю и даже могу ли я воспользоваться незнакомым факсом, ксероксом или настроить видеомагнитофон?

Честно говоря, я не могла уловить связи между видео и эскорт-услугами.

В протянутой мне анкете с графками кроме пол-листа привычных сведений я прочла: «Сексуальные предпочтения: ориентация, орал. секс, анал. секс, зол. дож.». Сноска призывала поставить крестик напротив «избранных опций».

— Ой, — спохватилась Анелия, — я вам не то дала! — и протянула вполне обычную анкету и бланк договора.

Похоже, первую бумаженцию мне подсунули неспроста, а в качестве пробного камня.

О странностях клиентуры говорили отдельно. Одному, например, важно, чтобы его спутница была рослой, но не выше его, — именно так ему было нужно для поднятия собственной самооценки. При его росте 1 м 80 см ему подбирают девушку не выше 1.70–1.72 (плюс каблуки). Другой хочет видеть возле себя девушек с «интеллектуальной» внешностью. Если он с легкомысленной красоткой, его преследует ощущение, будто его «сняли». Третьему важно, чтобы спутница могла поддержать компанию, например, спеть со всеми в караоке-баре, сыграть в бильярд, покер и т. п. Четвертому спутница элегантного возраста нужна для создания имиджа собственной «благонадежности».

Сюда можно принести трудовую книжку, но два месяца у меня будет испытательный срок. Зарплата — «высокая» (за «простое сопровождение» девушка получает $50–100, но есть и более высокие тарифы. Так, «полное суточное сопровождение» оценивалось в $1000), получают ее раз в месяц.

Медосмотр

МНЕ обязательно еженедельно посещать косметолога (Анелия показала мне кабинет в глубине офиса), в особых случаях я буду пользоваться услугами парикмахера, визажиста (здесь есть и они) и гардеробом. В гардеробе были представлены деловые костюмы, коктейльные и вечерние платья с бирками из химчистки «Диана», на ярлыках я увидела и «Версаче», и «Ямамото», а также целая гвардия туфель и несколько шуб.

Я заполнила анкету, в которой особенно порадовал параграф «О неразглашении коммерческой информации».

— Теперь, — сообщила Анелия, — вам надо пройти обследование у гинеколога. У нас.

Я невольно покосилась на часы: половина десятого вечера. Редкий гинеколог досидит на работе до такого времени. Если только он не собирается принимать роды.

— Скажите спасибо, что мы вас не отправляем на полное медобследование, — нахмурилась Анелия, — ведь его регулярно проходят работники, скажем, ресторанов. Мы работаем с людьми и заботимся о наших клиентах.

Возразить мне было нечего. Таким образом, у меня взяли анализы, включая (гинекологиня, как и агентство, оказалась широкого профиля) кровь из вены. В коридоре я задержалась у двери «гардеробной»: там на диване появились три девицы. Две ожившие Барби, вытянув длинные ноги, занимались каждая своим делом: одна надувала пузыри жвачки, а вторая курила. Появилась Анелия Ивановна и выгнала девиц: «Я вам дам вещи прокуривать!» Флегматичная брюнетка с волосами ниже попы удалилась в другую комнату, продолжая читать книгу Милорада Павича.

Когда я выходила, у подъезда пятиэтажки стояли два черных «БМВ». Между прочим, с правительственными номерами. В них уселись давешние красотки, и мини-кортеж покатился в неизвестном направлении.


Елена СЕМЕНОВА




К содержанию выпуска


Популярные материалы
Новотека
Новости партнеров