> все издания > АиФ Суббота-воскресенье > 14 (179) > Интернациональная семья Михаила Шуфутинского

Интернациональная семья Михаила Шуфутинского

Мои дети не избалованы

— МИХАИЛ Захарович, как вы познакомились со своей женой?

 — Маргарита — моя вторая, но я бы сказал, единственная супруга. Когда мы поженились, мне было 24 года, и к тому времени я уже кое-что повидал в жизни. Рита сказала родителям, что поедет в Сочи отдыхать с подругой, а на самом деле приехала ко мне в Магадан. Там же родился и наш первый сын Дэвид. Рита успевала и его воспитывать, и работать. Она закончила училище кинематографии и, будучи в Москве, монтировала фильмы. В Магадане такой работы не нашлось, и ей пришлось стать парикмахером, а я вечерами пел под собственный аккомпанемент в ресторане.

— Кто выбирал имена вашим детям?

— Старшего мы назвали Дэвидом в честь моего дедушки, а Антон… Мы ждали девочку и хотели ее назвать Анной в честь мамы моей супруги, которая рано умерла, как только мы поженились. Родился мальчик, и мы назвали его Антоном. Мы с супругой все и всегда решаем вместе, никогда не давим друг на друга, тем более в выборе имен.

— Не страшно было эмигрировать с маленькими детьми?

— Дети прошли с нами все беды и победы. Когда мы были в Италии (всех, кто ехал в Америку, пересылали в Италию, а тех, кто ехал в Израиль, сразу отправляли туда через Австрию), нам дали деньги на аренду квартиры в Нью-Йорке. В чемодане у нас были простыни, пододеяльники, книги, несколько объективов — тот «фраерский набор», который разрешено было вывозить из России. Мы продали все это в Америке за 500 долларов перекупщикам и некоторое время жили на эти деньги… Мои дети уже тогда понимали, что они попали в страну, где нужно зарабатывать самим. Прежде чем просить меня купить машинку или солдатика, они всегда спрашивали: «Папа, у нас есть деньги?» Они выросли в аскетической обстановке и никогда не были избалованными.

Внуки — сплошное очарование!

— Чем они занимаются сейчас?

— Дэвид (он на 2 года и 3 месяца старше Антона) закончил Калифорнийский университет (Нортридж), работал в CNN, у Тернера, потом создал собственную компанию. Позже я привез его в Россию, он сделал дубляж полнометражного фильма «Анастасия» и с тех пор работает в Москве продюсером дубляжа, выполняет заказы американских кинокомпаний. Под его началом 70 человек. Дэвид постоянно курсирует между Лондоном, Братиславой, Копенгагеном, Будапештом, где набирает актеров. Недавно он участвовал в проекте Джорджа Лукаса «Звездные войны-2» (1,5 месяца занимался звуком). Он серьезно зарекомендовал себя в этой сфере и теперь при желании сможет устроиться в любую иностранную компанию. У него нет пока детей, но есть постоянная девушка-москвичка, которая, судя по всему, рано или поздно станет его женой. А пока Дэвид отшучивается: «Папа, я женился на бизнесе». У него действительно «крейзи-график»: он работает круглые сутки — днем ведет переговоры по телефону в офисе, а ночью общается по Интернету, так как в Америке в это время — день.

Антон (ему сейчас 27) после окончания школы в Беверли-Хиллз поступил в университет в Санта-Монике, но учиться не пошел. Преподнес нам сюрприз, поступив в НЭВИ (правительственные войска, морской десант, в просторечии — «морские котики». — Прим. авт.). Они не участвуют в войнах, лишь в спецоперациях. К началу военных действий их отзывают. Конечно, трудности были. Через пару недель, когда им разрешили звонить, я услышал какой-то шум в телефонной трубке. Спрашиваю: «Сынок, что происходит?» Оказалось, с 30 телефонов одновременно раздавался мужской плач. Он был единственным, кто не плакал. Мы с женой как-то присутствовали на его тренировках в Сан-Диего. Из них там делают настоящих мачо. Антон всегда был способным, но ему не хватает усидчивости и упорства. Неожиданно для нас решил доказать всем, что он настоящий мужчина, и блестяще справился с этим. Сейчас я горжусь им. У него множество наград. Он был и в Ираке, и в Боснии. Многое повидал, но не привык рассказывать об этом. Отслужив 2 года по контракту, он снова поступил в университет. Сначала совмещал, а после дембеля продолжил учебу на дневном отделении. Будет врачом. Сочиняет рэп, любит музыку. А Дэвид лишь играет на гитаре и фортепьяно для себя, но не поет.

— Антон женат?

— У него есть жена и два сына. Жена Антона Бренди — чернокожая девушка. Они вместе учились в школе, и он сразу в нее влюбился. Бренди закончила школу позже Антона и сразу же уехала к нему на Гавайи, где они теперь и живут.

— Вас не смутил выбор сына?

— Мы не расисты, и меня нисколько не смутило то, что наша семья стала интернациональной. А потом, взгляните на моих внуков (Михаил Захарович кивает в сторону стоящих на столе портретов) — сплошное очарование! Старшему, Дмитрию, мы зовем его «ботаником» за любовь к травке, динозаврам и муравьям, с которыми он может часами играть на грядках, сейчас 6,5. Младшему (он у нас темненький и голубоглазый) — 2,5 годика. Дима выбрал имя братику сам, назвал его Ноа, что в переводе на русский — Ной (помните, Ноев ковчег?). Сейчас с ними сидит мама. Бренди и Антон учатся по очереди (она мечтает стать адвокатом). Как и моя жена, она все успевает: и учиться, и заниматься домом, и воспитывать детей. Я хотел устроить им поездку в Израиль, где живет мой отец, и в Москву. Но руководство не позволило Антону уехать. Служащим не рекомендуется перемещаться в очаги повышенной опасности, тем более такие, как Россия и Израиль, где постоянно возникают конфликты. Слишком большие деньги вкладываются за рубежом в охрану правительства.

Похудел на 25 килограмм

— Кто вам готовит?

— Последние полгода я практикую раздельное питание, сбросил 25 килограмм, по ресторанам я стараюсь не ходить, несмотря на свою любовь к суши. Сам могу лишь разогреть еду, в крайнем случае приготовить яичницу. Да и зачем готовить, если в доме есть люди, которые умеют это делать профессионально и получают за это деньги? В Лос-Анджелесе мне очень вкусно готовит жена (она сейчас не работает, занимается домом и ухаживает за собакой — боксером Джиной). Рита знает мой вкус — я предпочитаю нежирную, правильную пищу. Любимое блюдо — утка в малиновом соусе. Прекрасно отношусь к борщу, голубцам и другим блюдам русской кухни.

 — У вас есть личный кутюрье?

— У меня есть хороший портной, который работает в Голливуде и обшивает таких клиентов, как Дастин Хоффман. Он шьет по заказу все, что попросят, идеально «высаживает» костюмы на фигуре, хоть и не кутюрье. Я предпочитаю консервативный, полуспортивный стиль в одежде. У меня нет супермодных моделей, но я доволен. Жена покупает одежду в стиле «Maskino», покупает ее к конкретному событию, когда ей нужно выглядеть по-другому. В Калифорнии больше внимания обращают на машину, в которой ты подъехал, нежели в каких ты брюках или платье.

— И на какой машине вы привыкли ездить?

— У нас было много машин. В 500-м «Мерседесе» я проездил 12 лет. Сейчас у жены «Кабриолет» («BMW»), а у меня в Лос-Анджелесе — большой внедорожник «ТАХО». Я его вожу сам. Еще у нас есть спортивный автомобиль с очень мощным мотором, от которого просыпается вся округа, — «Мустанг». Я купил его в свое время старшему сыну, но Дэвид вечно торчит в России…

— Правда ли, что у вас не только собственный оркестр и балет, но и ресторан?

— У меня?! У меня был свой ресторан в Голливуде еще до того, как я начал ездить в Советский Союз (в 87–88-м гг.). Я был совладельцем русского ресторана «Атаман» на Сансет-бульваре. Теперь там бильярдный зал…

Оксана БАРЦИЦ

Невеста старшего сына Дэвида Елена, маэстро, его супруга Маргарита., Младший внук Ноа родился темненьким и голубоглазым., Михаил Шуфутинский с сыновьями Дэвидом (слева) и Антоном (справа)., Младший сын Антон с Ноа на руках, его брат Дэвид и тесть Михаила Захаровича, ныне покойный., Все свободное время Михаил Захарович проводит в своем бассейне в компании старшего внука Дмитрия., Особняк Шуфутинских утопает в зелени в любое время года и суток.,