> все издания > АиФ Москва > 40 (482) > Елена Батурина разводит лошадей

Елена Батурина разводит лошадей

ЭТОТ конезавод мог бы появиться под Москвой, но жене столичного мэра Елене БАТУРИНОЙ было легче основать его под Калининградом. На ее новом заводе будут выращивать в год по 30–40 лошадей тракененской и ганноверской пород. Специалисты называют их лучшими породами для троеборья и для конкура соответственно. Но рассматривать это как расширение бизнеса Елена Батурина не спешит. Вот когда там отстроят все необходимое для существования элитного клуба любителей верховой езды, тогда можно будет говорить о доходах.

Человека видно на лошади

НАЧАЛОСЬ все с того, что Святослав Федоров впервые посадил Елену Батурину на лошадь. Было это лет 7 назад. Потом Юрию Лужкову президент Кабардино-Балкарии подарил кабардинца.

— На Шаулоха я так ни разу и не села. Кабардинцы славятся несдержанностью и плохим характером. И Шаулох не стал приятным исключением. Но раз лошадь появилась, за ней стали ухаживать. Из всех ее соседей по ипподрому мне понравился русский рысак Лиловый. Я решила познакомиться с лошадьми поближе. Лиловому тогда 6 лет было, и я до сих пор на нем езжу. В конюшне его все зовут Профессором, среди лошадей он главный. Он сам это знает, и другие лошади это чувствуют. А еще он очень благородный. Как-то мы с ним упали, поза была самая немыслимая. Но он, вместо того чтобы вскочить, подождал, пока я встану. И только потом поднялся сам. Поэтому я ему могу доверить и VIP-гостей, и собственных детей. На самом деле я увлеклась лошадьми, потому что мне попался Лиловый.

Сегодня Елена Батурина — президент Федерации конного спорта России, которая, по сути, живет на деньги ее фирмы «Интеко». Той самой, за пластмассовые столы и на стулья которой пересели москвичи. Батурина не только заразила любовью к лошадям свою семью, но и под эгидой мужа придумала «Кубок мэра», который уже пять лет проходит в Москве в День города. Еще Елена Батурина считает: как человек садится на лошадь, как он с ней договаривается, так он строит отношения и с людьми.

— Нужно обязательно посадить человека на лошадь, чтобы увидеть, как он будет вести себя в коллективе: станет лидером или нет, будет диктатором или пойдет на компромисс. Кто уверен в себе, тот слушает лошадь, определяет, чего она хочет, потому что знает — в нужный момент он ее остановит. Некоторые боятся лошадей, начинают осторожничать, другим нужно непременно с ними бороться, показывать свою власть. Как веду себя я? Спокойно. Поэтому моя лошадь — Лиловый. Еще у меня есть арабчик — Букмекер. Он верткий, энергичный, любит шалить в полях. Вообще с лошадьми легче мужчинам. У них крепкая рука, и остановить животное труда не составляет. Вот Лужков может справиться с любой лошадью.

Московская конюшня под Калининградом

УВЛЕЧЕНИЯ не утаишь, особенно когда речь идет о семье столичного мэра. Лошадей им дарят часто. Слишком часто, чтобы не пошли слухи о конюшне. На самом деле конюшни как таковой нет. Часть «подарков» живет в Битце, остальные — в Московском спортивном клубе. Но настоящая конюшня будет под Калининградом, там, где в 20-е гг. прошлого века располагался Имперский союз частных конезаводчиков — партнер самого крупного в Восточной Пруссии Тракененского конного завода.

— Между прочим, именно под Калининградом 250 лет назад вывели тракененскую породу лошадей, которую буду выращивать и я. Конный бизнес не приносит прибыли нигде в мире. И я не жду денег. Это для души. Поэтому, после того как завод заработает в полную силу (осталось недолго), примемся за строительство гостиницы, ресторанов — всего того, что нужно для туристического комплекса.

В советские времена на месте завода был колхозный коровник. Проблему навоза решали просто: сливали в соседнее озеро. Когда начали реконструкцию, ничего об этом не знали. Последние несколько лет коровник пустовал, характерный запах улетучился. Так вот в том озере утонул трактор. После того как его спустя неделю достали, озеро осушили, вычерпав 2,5 тыс. кубометров навоза. По сравнению с отношениями между московскими капиталистами и «дружественным» колхозом, большую часть территории которого и выкупили под завод, навоз оказался самой легкой в решении проблемой. Колхозники не хотят работать, их пытались занять на строительстве. И справедливости ради надо сказать, что они работали… до зарплаты. А потом пили до тех пор, пока деньги не заканчивались.

— Проблема с кадрами там есть. Пьют, как везде по России. Но я надеюсь, что, когда мы там все построим и работать нужно будет только с лошадьми, люди станут ответственнее. Откроем конно-спортивную секцию для местных подростков. Туда будут на сборы приезжать российские спортсмены, выезжающие за рубеж. Лошади ведь — благородные животные, рядом с ними становишься лучше.

Юрий Лужков летом побывал на конезаводе своей жены. Но отношения своего публично не высказал. На вопрос, чем занимается жена, столичный мэр все еще отвечает: «Тазиками и стульчиками».

Екатерина БЫЧКОВА

Фото ИТАР-ТАСС