> все издания > Аргументы и факты > 19 (1072) > Секс и любовь на фронте

Секс и любовь на фронте

ЖИЗНЬ есть жизнь, даже на войне. Молодая кровь, щедро приправленная адреналином, бурлит — причем не только весной. Эмоции бьют через край, мысль о том, что живешь, может быть, последний день, требует компенсации — безумия, фейерверка страсти, взрыва чувственности. Постоянная опасность обостряет ощущения. И секса — да что там секса! — любви, нежности хочется не меньше, чем на гражданке.

ИСПОКОН века практически во всех зарубежных армиях сексуальные проблемы солдат и офицеров решались исправно — с помощью военных борделей. В русской, а потом и Красной, Советской армии с этим было туго. Поэтому, например, в Первую мировую озверевшие без ласки жен солдаты попросту дезертировали. А вот молодым воякам, еще не познавшим вкуса запретного плода, воздержание шло лишь на пользу: они не тосковали по любви, которой не знали, а сексуальную энергию сублимировали в агрессию. То бишь были беспощадны к врагам — дело на войне нужное.

На тебе, как на войне

ВО ВТОРУЮ мировую половой вопрос решался тремя способами. Первый состоял в беспощадной дисциплине, которая и не снилась армии противника. Второй: отсутствие секса наши заменили любовью. В то время, когда немецкие солдаты меняли армейских проституток, наши доблестные воины-освободители боролись за ласковые взгляды машинисток, телефонисток и медсестричек. ППЖ — походно-полевые, но жены. Страсти, трагедии, чувства бурлили — посильнее шекспировских. Писать об этом бессмысленно — включите на праздники телевизор: «В бой идут одни «старики», «А зори здесь тихие…», «Военно-полевой роман», «Они сражались за Родину». Третий: что бы там ни говорили, а женская часть фашистской Германии в полной мере примерила на себя участь завоеванной нации. Ветерана, прошедшего войну от Курской дуги до Берлина, вопрос о сексе крайне смутил. «Под обстрелом, в атаках у меня и мысли об этом не было, — вспоминал он. — Весь батальон с завистью смотрел на любовницу комбата, телефонистку Людочку. Когда я с ранением попал в госпиталь, повезло: закрутил роман с медсестричкой. Расставались со слезами, с клятвами в верности, хотя и знали, что такие раненые-любимые, как я, у нее каждые две недели новые появляются… А в Германии наш брат не церемонился. Кстати, немки и не сопротивлялись вовсе».

В Афганистане физиологическая проблема советского солдата решалась чисто политически. Два года разлуки с любимыми для здоровых молодых мужчин были невыносимы. Но сексуальных контактов с местным населением не было вообще. Не столько из-за страха перед «народными волнениями», сколько из-за перспективы заразиться чем-нибудь специфическим. Поэтому «любили» только своих. Можно сказать, что среди «афганских мадонн» были и профессиональные проститутки. У музыканта-«афганца» Олега Гонцова и группы «Ростов» есть об этом песня:

Что солдаты, что вам генералы —
Чеки одинаковы у всех.
Ведь вы дома не нужны и даром,
Здесь же вам сопутствует успех.
И рассказы ваши про войну
Мне напоминают злые шутки.
Покажите в мире хоть еще одну страну,
Где имеют льготы проститутки.

Цветы любимой

СУДЬБА военно-полевых романов, как правило, печальна. Там, на войне, все не так, как на гражданке. Там учишься ценить простые вещи: кусок хлеба, чистую постель, любовь. Человеку надо не только как-то жить, но и чем-то жить. Но в Чечне было полегче, чем в Афгане: времена, нравы несколько изменились; отпуска, увольнительные да и родина под боком. Однако все равно, официально любовь в зоне фронтовых действий не одобряется. Одного офицера сослали из Грозного в Моздок только потому, что вскрылся его адюльтер с медсестрой. Офицер передавал с вертолетами цветы для любимой, а та была страшно недовольна, что история получила огласку. Кстати, когда влюбленные вернулись «на Большую землю», ничего у них не вышло. Таких рассказов — море. Как, впрочем, и море свадеб. Цвет наших вооруженных сил берет в жены женщин, которые годятся им в матери. Потому что те вовремя оказались в нужном месте. Кто-то ухмыльнется, кто-то пожмет плечами. Похоже, мы и в этот раз по традиции заменили секс любовью. Это правда. Потому что российские солдаты и офицеры никогда не трогали чеченских женщин.

Зато с чеченской стороны творилось такое, что дым коромыслом стоял: наемники с Ближнего Востока и из Афганистана насиловали чеченских же женщин — местное население было для них «чужим». Боевиков часто сопровождал обоз «крепостных», которые обслуживали их и как наложницы, и как санитарки, стряпухи. Наемные снайперши также не столько стреляли, сколько «обслуживали» бандитов. Некоторые военные считают эту «непотребщину» одним из факторов проигрыша войны Чечней.

В общем, что ни говори, а против природы не попрешь. Секс на войне есть. Но и любви не меньше.

Елена СЕМЕНОВА-АНДРИЕВСКАЯ